Василий Фомин

Василий Фомин. Легенда о царице 3. Земная богиня

"Легенда о царице 3.
Земная богиня"

(древний Египет)

Царица, наконец, снисходит до общения с вестником. Они проводят ночи в приятных беседах, о строении мира, о сущности человеческой, о смысле бытия и беседы эти заканчиваются вполне предсказуемо, как и подавляющее большинство бесед монархов с мудрецами, – вестника отправляют на каторгу в каменоломни, а затем на золотые рудники, откуда никто не возвращается. Туда даже не все доходят, а кто дошел, те более года не живут. Приключения вроде бы закончились, но…

 

Цена - 40 руб.

КУПИТЬ

 

Отрывок из книги

Царица с подозрительным любопытством вслушивалась в звуки, доносившиеся из зала смежного с ее спальней. Стража что-то уж слишком разговорилась, собственно, она вообще должна бы молчать, как изваяния, а тут слышались даже сдавленные смешки.

Царица подняла, было, руку, но тут в дверные створки медленно, с натугой, раздвинулись, и в дверном проеме показалась фигура вестника. Быстрым и решительным шагом направился он к царице. На сей раз он не улыбался по обыкновению, не посмеивался, а, напротив, был серьезен, как одинокая глыба в пустыне. Оставалось непонятным, чем мог он вызвать смех у стражников, с такой смурной физиономией.

- Все, царица, с меня довольно. - с решительным раздражением произнес он, словно продолжая только что прерванную беседу.

- Это ты откуда взялся? - прищурилась царица.

- Оттуда! Ты зачем меня в каторгу закатала?! - возмущенно спросил вестник.

- А чтоб под ногами не болтался. - прошипела Нейтикерт.- И чтоб с советами не лез к царице. И чтобы «жизни» не учил богиню.

- Ах, скажите какие преступленья!

- А ничего страшного. Ты мельтешил у всех перед глазами - вот я и пристроила тебя в тихое, спокойное местечко, а главное, что под присмотром и при деле.

- Ну, очень замечательное дело! Главное, что не пыльное совсем!

- От тебя не убудет. Хоть какую-то пользу для страны принес. Вон, какой ты бодрый, от харчей казенных - прямо копытом землю роешь.

- Да, очень бодрит - в компании смертников похаркать кровью.

- Какие еще смертники?

- Царица, а на золотых рудниках, нет ни поэтов с музыкантами, и танцовщиц я там не встретил. И звуки арфы я там почему-то не услышал.

- Причем здесь рудники? - искренне удивилась Нейтикерт. - Я же послала тебя в каменоломни Ра-Аау.

- Но, каким-то образом чудесным, я оказался далеко на юге, в Порфировых горах.

- Не понимаю… с какой такой стати…я же…а-а-а, понятно.

Царица посмотрела на недовольную физиономию вестника и неожиданно расхохоталась.

- Вот спасибо, за сочувствие! - обиделся вестник. – Большое спасибо!

Царица захохотала еще громче.

- Тут нет ничего смешного. Еще раз тебе спасибо!

Однако на царицу увещевания не действовали, она явно придерживалась противоположного мнения и, чем кислее становилась физиономия вестника, тем громче смеялась царица и стала даже подвизгивать от удовольствия и сидя в кресле сучить ножками.

- Ну, хорошо. - согласился вестник. - Сейчас будет еще веселее и давай уж, посмеемся вместе.

Он вытащил из схенти плотный свиток папируса и потряс в воздухе.

- Вот! Вот доказательство преступленья высших сановников. Тот рудник, где я так незаслуженно и тяжело работал, - тут царицей овладел новый приступ хохота. - да, очень незаслуженно, да, крайне тяжело! Вот, смотри, какие у меня мозоли! Так вот, по документам он не существует. Вельможи скрыли его от государства, а все золото принадлежит властителю Черной земли - тебе! И думаю таких рудников не мало. Все - вельможам крышка! Их самих ждут золотые рудники. А теперь посмейся от души! Смейся над человеком, рисковавшим для тебя жизнью!

Вестник в сердцах швырнул папирус в царицу. Царица мгновенно прекратила смех, зашипела как кошка, показав зубы, схватила свиток, и яростно швырнула в вестника, очень удачно попав в лоб.

- Ах ты взбалмошная, вредная, капризная и злобная девчонка! - угрожающе процедил вестник. - Довольно мне цацкаться с тобою. Я спасу тебя от всей этой жути, как бы ты не брыкалась!

Он быстро подошел, к вытаращившей глаза царице, схватил за плечи, рывком поставил на ноги и затряс словно пальму.

- Собирай немедленно свои царские шмотки и божеские манатки и за мною следуй. Я всю вашу страну сейчас поставлю…вверх ногами, но ты у меня не погибнешь из-за кучки уродов и собственного ослиного упрямства.

Царица молча хлопала глазами.

- Понятно тебе, малолетняя и упрямая царица?

Нейтикерт молча, кивнула головой, глядя на вестника глазами завороженной удавом газели. Однако когда вестник отпустил ее, его тут же настигла оплеуха, а кроткая газель уступила место разъяренной кошке шипящей от ярости.

- Каторжник (плюс оплеуха). Беглая, каторжная морда (три оплеухи)! Да как ты смеешь меня касаться! Я вырву твое сердце! Я высосу из тебя всю сущность! Я тебя живьем закопаю (оплеуха, оплеуха, оплеуха…пинок)! Забыл с кем говоришь премерзостная пакость1

Вестник отступал от разъярившейся царицы, уклоняясь и подставляя руки, но на полпути изловчился ухватить царицу за руку и поволок к двери. Царица упиралась, отставив назад попку.

- Пусти! - возмущалась она. - Пусти, сейчас же! Да что ты меня тащишь, как с полбою мешок! Я царица!

Но вестник продолжал подтаскивать ее к выходу.

- Дурак! Там стража - тебе конец.

В этот момент вестнику удалось, преодолевая попытки царицы усесться на пол, выволочь ее в следующий зал и здесь, от увиденной картины, она прекратила сопротивляться.

- Ты что их убил? – царица, сидя на полу, с интересом посмотрела на вестника.

Тот смущенно развел руками и отпустил ее руку. Царица потыкала носком золотой сандалии в одного из лежащих стражников.

- Готов. Все готовы! Скажи-ка. - царица вновь с любопытством взглянула на ночного гостя. - Ну, никогда бы не подумала, что ты на что-то путное способен. Мне казалось, что любой из этих негров тебя сломает одним пальцем.

Царица укоризненно покачала головой, как строгая, но любящая мама на расшалившегося сынка.

- Нет ну… - царица в недоумении развела руками. – Ну, как-то все это не ко времени совсем! Мог бы и меня спросить сначала.

Царица уперла ладони в бедра и с ласковым осуждением вновь посмотрела на вестника.

- Вот теперь еще забота - трупы убирать и надо же что-то еще придумать, чтоб утром объяснить, куда они могли деваться.

- Царица все предусмотрено.

- Да?

- Оставим все как есть.

- Нет так нельзя, а как же…постой. А где же кровь? Почему нет крови?

Нейтикерт перевернула одно тело и строго посмотрела на вестника.

- Отравил? Каким же ядом? А чем это здесь пахнет? Нет, в самом деле, что еще за хрень?!

Вестник показал ей бутылку с остатками мутноватой жидкости. Глаза царицы метнули молнии.

- Как посмел войти ко мне с ядом! А ну отдай!

Она выхватила бутылку, сунула в нее нос и тут же отпрянула.

- Фу-у! Что за гадость! Фу!

- Конечно гадость, зато эффект неплох.

- Как можно отравить кого-то такой дрянью?! Ведь ее запах почуешь за два итеру. Я, например, ни за что этот яд не выпью!

- Ой, царица, и не советую, исключительная отрава, но, если незаметно подлить в пиво, то никто и не заметит, а по шарам так врежет, что мое почтение!

Тут один из стражников что-то замычал и засучил ногами, предприняв безуспешную попытку перевернуться со спины на живот.

- Так они что - живые? - безмерно удивилась царица.

- Нет, ну я бы так категорически не выражался – мертвые они практически. И еще будут мертвые до самого утра. Да и потом, с полдня, все-равно что неживые. Так что погони можно и не опасаться.



Все права защищены. Copyright © 2012. Василий Фомин